Прямая речь

Мы делаем всё для того, чтобы наши ребята вернулись живыми и здоровыми.

Глава Республики Башкортостан Радий Хабиров.
Подробнее

 

Жалобы на всё
Не убран мусор, яма на дороге, не горит фонарь? Столкнулись с проблемой — сообщите о ней!

 

Новости

03.05.23

Чем отличается находка от кражи

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 12.01.2023 № 2-П отграничил понятие «находки» и «кражи».

Суд указал, что, законодатель закрепил в ГК РФ основания приобретения права собственности не только на имущество, которое имеет собственник, но и на имущество, собственник которого неизвестен, в том числе на находку. Активное поведение лица, нашедшего вещь (например, заявление о находке, поиски ее собственника), исключает уголовную ответственность за ее хищение и служит законодательно конкретизированным критерием для разграничения правомерного и противоправного деяния.

Невыполнение таких активных действий хотя и является по общему правилу неправомерным – не образует признаков преступления.

Если лицо, обнаружившее найденную вещь, наряду с невыполнением действий, предусмотренных статьей 227 ГК РФ, совершает сокрытие найденной вещи (в своих вещах, в одежде, путем передачи другому лицу в целях сокрытия и т.д.) либо сокрытие признаков, позволяющих индивидуализировать вещь или подтвердить ее принадлежность законному владельцу (например, вытаскивает сим-карту из телефона, снимает чехол), то такое поведение может свидетельствовать о возникшем умысле на хищение.

Поскольку УК РФ относит к объективным признакам хищения не только изъятие, но и обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, то необходима оценка не только факта завладения найденным имуществом, но и его обращения в свою пользу. Такое поведение приобретает общественно опасный характер и образует единое сложное деяние, направленное на неосновательное обогащение, и по своей природе является кражей.

Таким образом, часть первая и пункт 1 примечаний к статье 158 УК РФ, а также статья 227 ГК РФ отвечают принципам справедливости, равенства и правовой определенности, позволяют отграничить правомерное поведение от уголовно противоправного, а преступления – от иных правонарушений, и не противоречат Конституции РФ.